Дело о расстреле транспортного ОМОНа: адвокаты обвиняемых воспользуются комой главного свидетеля?



Дело о расстреле транспортного ОМОНа: адвокаты обвиняемых воспользуются комой главного свидетеля?

Трагедия, произошедшая в декабре 2015 года, всколыхнула практически все слои общества. Справедливости и скорой поимки преступников требовали все. Сегодня все обвиняемые сидят на скамье подсудимых. Но вот вопрос о справедливом возмездии, похоже, повисает в воздухе.

Нечеловеческая жестокость

На скамье подсудимых Городского суда трое — Аркадий Нусимович, Алексей Геворкян и тренер по карате Геннадий Левинский. Именно они, по версии стороны обвинения, 4 декабря 2015 года расстреляли и сожгли полицейский УАЗ, ехавший по Муринской дороге. Целью нападавших были баулы с черным налом строительной компании ЦДС, предназначавшиеся для выплаты рабочим.

С начала процесса уже было понятно, что будет требовать государственный обвинитель для всех троих подсудимых. «Пыжик им корячится», говорят в кулуарах суда. «Пыжик» на юридическом сленге — это пожизненное. И адвокаты, и сами подсудимые прекрасно все понимают, поэтому настроены решительно — использовать любые лазейки, чтобы избежать мрачных объятий «Черного дельфина», чей отнюдь не романтический призрак уже витает в зале суда. Битва предстоит не шуточная, ведь в качестве формы правосудия подсудимые выбрали суд присяжных. Теперь 12 народным судьям предстоит вынести вердикт.

Наша
справка

Нападение на полицейский автомобиль произошло рано утром на пересечении улиц Маршака и Муринской дороги. Неожиданно дорогу «УАЗику» перегородила «Газель», а затем подъехал легковой автомобиль, из которого выскочили люди в камуфляже и открыли огонь по полицейским. В полицейской машине находились заместитель командира ОМОН Северо-Западного МВД на транспорте, подполковник полиции Анатолий Яблоков (44 года). Он получил смертельные ранения. Второй полицейский, прапорщик Станислав Барканов (32 года) получил несколько пулевых ранений. Нападавшие подбежали к машине и вытащили оттуда некие баулы с деньгами и скрылись по дороге в направлении Всеволожска. К тому времени автомобиль с омоновцами был объят огнем. Отходя, преступники подожгли автомобиль, зная, что внутри находятся живые люди. В нем заживо сгорел смертельно раненный Яблоков, Барканова вытащили подбежавшие прохожие.

Из мясорубки, из огня и пуль спастись невредимой удалось только бухгалтеру Дарье Широковой. Ее нападавшие не тронули, только отобрали баулы с деньгами. Сегодня Геннадия Левинского, Алексея Геворкяна и Георгия Нусимовича обвиняют в бандитизме, разбое, убийстве и покушении на убийство, незаконном обороте оружия, неправомерном завладении государственным регистрационным знаком транспортного средства, уничтожении идентификационного номера транспортного средства.

Омоновский УАЗик

На расследование этого жестокого преступления были брошены лучшие силы правоохранительной системы города. Среди бела дня напасть на сотрудников милиции, убить и сжечь — такой наглости Северная столица не знала.

Тень Кумарина

Различные специалисты высказывали различные версии случившегося. Комментаторы, прошедшие горячие точки, сходились в одном — работали профессионалы, если они рискнули воспользоваться зажигательной смесью и бросить столь дерзкий вызов силовикам. «Это был кровавый намек для полиции», говорили ньюсмейкеры. Сработали бандиты действительно на высоком уровне. Они были одеты в камуфляж, маски. «Хендай Акцент», на которой они уходили, нашли сожженной. Как потом выяснится, планировали нападение целых два года. Высматривали место, договаривались о том, как будут скрываться. Машины были куплены также заранее — за два года до нападения через череду посредников. С агрегатных частей машин были «выварены все номера». Таким образом злоумышленники пытались скрыть информацию о машинах.

Сгоревшая ГАЗель

Как считает следствие, идейным вдохновителем и руководителем всей операции был Аркадий Нусимович. Он был давно осведомлен о способах перевозки наличности строительной компании ЦДС. Жадность и любовь к красивой жизни сподвигла его на создание банды. Следствие считает, что Нусимович также заранее предполагал, что будут жертвы, и даже среди случайных прохожих, но это его совершенно не останавливало. Левинский и Геворкян тоже очень любили деньги, и преступный план пришелся им по душе. Нусимович раздобыл автоматы Калашникова, пулемет и патроны. В качестве «зажигалки» использовалась простая скрутка из спичек и лейкопластыря (с самого начала речь шла о зажигательной смеси, но криминалисты не обнаружили следов горючей жидкости). Добычей бандитов стали 24 миллиона рублей, хотя сначала СМИ озвучили другую сумму — 40 миллионов.

После поимки преступников в результате сложнейшей оперативной работы у следствия не осталось сомнений, что «работали» профессионалы. Ведь Аркадий Нусимович имеет давнюю криминальную закалку. А если проще говорить — он родом из 1990-х. И имеет все те же «понятия», что царили во времена правления «ночного губернатора» Владимира Барсукова-Кумарина.

Владимир Кумарин

Наша
справка

По некоторым данным, Аркадий Нусимович входил в группировку некоего Степаныча. Того самого легендарного бандита, который имел наглость в начале 1990-х пойти на открытое противостояние с Кумариным. Именно его люди «подарили» Куму те 11 пуль, после чего тамбовские едва не остались без лидера. В последующие годы из группировки Степаныча в живых остались единицы. По некоторым данным, Нусимовича задерживали за подделку документов и незаконное хранение оружия, по другим — за незаконную прослушку и оружие. У Нусимовича двойное гражданство — РФ и Израиля.

Кривая дорожка

Это дело было лакмусовой бумажкой для правоохранительных органов. И действительно, при всей продуманности плана преступников шансов на быстрый успех у сыщиков было немного. Тем не менее даже из обуглившейся машины специалистам удалось опознать остатки следов некоторых цифр и даже кое-какие генетические следы. Эта ниточка привела к продавцам иномарки, после чего начались допросы и аресты. Всего по делу было задержано 6 человек, на все действия у оперативно-следственной группы ушло 4 месяца. Трое фигурантов на скамье подсудимых — главные действующие лица. Как заметила в своей речи гособвинитель Лариса Сынкова, их подвела самоуверенность, любовь к красивой жизни и желание бросаться деньгами. Гангстеры потратили награбленное на дорогие машины — Audi Q7, Chevrolet Tahoe, Toyota Land Cruiser и шикарный отдых в самых элитных местах Санкт-Петербурга.

Наша
справка

Картину преступления пришлось восстанавливать по крупицам. По делу было допрошено 400 человек, записи были изъяты с 40 видеокамер.

Впрочем, из всей троицы судимости нет лишь у тренера по карате Геннадия Левинского. С последним, как писали СМИ, спецназовцам пришлось изрядно повозиться при задержании. Отлично подготовленный спортсмен и мастер спорта СССР, по некоторой информации, оказал при задержании активное сопротивление. Двое остальных сдались спокойно. Третий участник нападения Алексей Геворкян и вовсе имеет пять судимостей за разбои и грабежи. И тем не менее следствие считает, что именно тихий положительный тренер убил одного и ранил другого омоновца. Свою вину никто не признает, за исключением Нусимовича, который не отрицает хранение оружия.

Подстава от начальства

У стороны обвинения сегодня два ключевых свидетеля. Бухгалтер компании ЦДС Дарья Щербакова и чудом выживший омоновец Станислав Барканов. За его жизнь боролись лучшие врачи Военно-медицинской академии. И хотя он выжил, его показания уже становятся главным полем битвы для прокурора и адвокатов.

Наша
справка

Объем уголовного дела составил 60 томов, проведено около 100 экспертиз, для дачи показаний в суд будут вызваны около 100 свидетелей.

Так, сотрудник транспортного ОМОНа СЗУВДТ вовсе и не скрывает, что подобные перевозки крупных сумм денег были не их частной инициативой, а волей начальства. Как мы уже писали, сразу же после трагедии руководитель управления Вадим Каширин поспешил написать рапорт на увольнение. Ни для кого не было секретом, что уход Каширина напрямую связан с расстрелом его подчиненных, в рабочее время занимавшихся развозкой по стройкам зарплаты для гастарбайтеров. После печальных событий в Санкт-Петербург прибыл десант сотрудников Центрального следственного аппарата МВД и целый сонм генералов. Было понятно, что подобная «инкассация» была делом незаконным. Но маленький нюанс в виде воли руководства многое меняет в этом раскладе. На суде Барканов назвал количество сотрудников, которые, также следуя указу руководства, подставляли свои спины возможной пуле, обслуживая стройкомпанию ЦДС — 30 человек.

Деньги для гастарбайтеров бригада омоновцев вместе с бухгалтером получала не сразу, а заезжая на определенный перекресток, где некий молодой человек по имени Андрей передавал ей сумку с деньгами. Такие рейды происходили каждый месяц. И если гастарбайтеры получали зарплату, то сколько получало руководство СЗУВДТ от компании ЦДС?

Этот вопрос на суде, разумеется, изучаться не будет. Тем более что председательствующий судья Вадим Шидловский уже в самом начале процесса жестко пресек все попытки адвокатов подсудимых разглагольствовать на тему незаконных перевозок денег, потому что суть судебного разбирательства не черная наличность строителей, а бандитское нападение, убийство и поджог.

Впрочем, сейчас у судьи и гособвинения будет еще одна серьезная забота. Процесс только начался, а главная проблема обозначилась во всей своей трагичной красе. Побывавший 2 недели в медикаментозной коме Станислав Барканов мало что помнит. Сможет ли он четко опознать подсудимых — вопрос открытый. Адвокаты подсудимых, похоже, поняв проблему, возьмут на вооружение именно ее. Как пойдут судебные слушания дальше, покажет время. Пока же судья объявил перерыв до 16 октября.

Скандальные новости