Национальный парк культуры и отдыха

В начале июня стало известно, что министерство экологии, геологии и природных ресурсов Казахстана передало в аренду 35 гектаров земли Иле-Алатауского национального парка частной компании сроком на 49 лет, то есть, до 2069 года. Больше всего вопросов вызвало то, как незаметно для общественности состоялась эта сделка. Так же есть и другие нюансы. 25 июня по ZOOM Общественному совету Алматы был представлен проект развития экотуризма на этих 35 гектарах.

Об этом сообщает Москов пост

Представлял проект Александр Гужавин, он же руководитель ТОО «Култау и К» (теперь ТОО «Туранга групп» — смена названия произошла несколько недель назад) — компании, которая была единственным участником тендера, лотом которого были 35 гектаров национального парка. Когда-то — с 2012 по 2015 год Гужавин был директором ТОО «ГЛК «Кокжайлау», работал гендиректором Capital Partners, собиравшейся инвестировать в строительство горнолыжного курорта в урочище Кок-Жайляу.

В самом начале презентации член Общественного совета Сергей Пономарев отметил, что ему не понравилось, что тендер был проведен без конкурентов, но заметил, что «нужно попробовать дать развиваться парку, потому что то, что сейчас происходит с национальными парками, это горе и беда».

Александр Гужавин рассказал о том, что проект по устойчивому развитию экотуризма в Иле-Алатауском государственном национальном парке включает в себя 34 участка на 35 гектарах. Срок реализации — 4 года, объём инвестиций — 12 млрд тенге. На территории нацпарка построят 7 визит центров в 5 ущельях. Обустроят навигацию и 155 км новых пеших троп, построят два кэмпинга, один этноаул, один караванинг, 10 глэмпингов (горный приют вместимостью до 15 номеров). Передвижение будет на шаттлах на электрической тяге.

«Миссия проекта заключается в заботе о парке, быть ответственным за него и сохранить природу для будущих поколений. Для нас важно создание единой и устойчивой экосистемы парка, — сказал Александр Гужавин. — Нацпарк передает земли в долгосрочную аренду, госакт нам не выдается. Все тендерные процедуры, по нашему мнению, проведены открыто и в соответствии с законами».

Он заверил, что при строительстве не будет использоваться бетон: «Вчера показывали членам Общественного совета про инженерные изыскания, что не используется бетон, что будут только легко возводимые деревянные сооружения. Пешие тропы и другие территории остаются бесплатными, никаких заборов, доступ в информационные центры и туалет – бесплатный».

Гужавин пообещал, что проект повлияет положительно на экологию, ведь у нацпарка сейчас нет возможностей убирать мусор. Кроме того, он рассказал, что подписан меморандум с КазНУ им. аль-Фараби, и планируется проводить научные исследования.

По бизнес-плану ожидается, что посещаемость парка в 2024 году составит до 5 млн. человек: «Из этих 5 млн по нашему бизнес-плану до 20-25% посетителей воспользуются платными услугами: скажем, цену на билет в музей снежного барса мы планируем на уровне 1000 тенге, услуги горного гида/инструктора – 5 тысяч на семью. Будет продажа спортивного инвентаря. Мы планируем, что средний чек на одного человека будет 4 тысячи тенге. По питанию средний чек будет 2 тысячи тенге».

Стоит заметить, что пока численность жителей города не дотягивает до 2 миллионов.

На вопросы об источниках финансирования Гужавин ответил так: «Я инвестирую в этот проект в этом году до 2 млрд, тенге, в 2021 – до 3 млрд, в 2022 – 3 млрд, в 2024 – 4 млрд. Этот проект будет смешанного финансирования, будут как собственные средства, так и партнёров, инвесторов, заемные средства. До конца 2020 года мною будет инвестировано до 500 млн тенге, я хотел бы сказать, что я вложил уже в этот проект 400 млн., тенге, в период карантина около 100 человек же были обеспечены работой. В 2024 году будет создано 500 постоянных рабочих мест».

После Гужавина выступил Ерлан Нысанбаев, вице-министр экологии, геологии и природных ресурсов: «Та идеология, которая заложена в концепцию экотуризма, является главной. Именно она будет выдерживаться и в других парках. Минимальная нагрузка на флору и фауну. До прошлого года я был ярым противником развития экотуризма в нацпарках. Как лесовод я был против того, чтобы развивать экотуризм так, как мы его развивали до сегодняшнего дня: это тяжелые капитальные строения. Во время существования нацпарка передали 122 участка для развития экотуризма субъектам бизнеса, и что мы получили? Разношёрстного качества и уровня услуги и самое главное, что мы неправильно закладывали идеологию: выехать, покушать, поспать и вернуться».

Нысанбаев рассказал, что побывал в трёх нацпарках США, и после этого его отношение к развитию экотуризма изменилось, и он считает, что «данный проект отвечает всем требованиям, которые мы ставим для того, чтобы развивать природу». Он отметил, что теперь во всех парках страны министерство собирается двигаться в этом направлении и «наша задача сделать экотуризм серьёзной составляющей нашей экономики». То есть, общественности теперь нужно ждать новые интересные тендеры от министерства экологии.

Нысанбаев признал, что недоработкой со стороны министерства было то, что надо было шире обсуждать данный проект и объяснить людям его суть. «Сейчас мы создали общественный совет по парку и туда вошли все, кто хотели. Аналогические советы будут создаваться в других нацпарках».

Были пожелания обратить внимание на доступность объектов для маломобильных граждан, больше изучать экологическую составляющую воздействия на окружающую среду, а так же разработать план как спустя 49 лет компания будет убирать свои постройки.

Активист Елена Ерзакович поинтересовалась, как была рассчитана мощность в 5 млн посетителей. Гужавин ответил, это раскрыто в маркетинговых исследованиях, «пусть меня наберет, я ей покажу».

Елена ответила, что хочет, чтобы все эти материалы были доступны не только ей, а всем членам Общественного совета. «Это просто цифры на бумаге, не было ни одного чёткого расчёта, бизнес-планов, документов, которые поставлялись на тендер. Да и времени, как я понимаю, тоже не было. Те вопросы, которые я написала в чате, хотелось бы обсуждать не лично, а чтобы они были доступны для всех».

Она поинтересовалась, почему в договоре есть земельные участки, которые по кадастровым номерам принадлежат не нацпарку, а городу. Каким образом это было вообще возможно, и по каким стандартам обустройства троп, глэмпингов собирается работать г-н Гужавин, т.к. эти документы не созданы, но они служат основой для договоров в тех же американских парков: «У нас же их нет, и получается, что пока все на уровне обещаний. Эти все вопросы – по каким стандартам будут работы, должны обсуждаться на момент договора», — добавила она.

Вице-министр заметил, что нацпарк располагается на территории двух районов города и трёх районах Алматинской области.

Насчет стандартов Гужавин ответил, что ему сложно в режиме онлайн конференции рассказывать о маркетинговых исследованиях: «Будем разрабатывать, будем представлять».

Ерлан Смаилов, член ОС и модератор встречи в конце заключил, что Общественный совет Алматы поддерживает этот проект при условиях открытости, с теми рекомендациями, которые были поставлены экспертами, при условии постоянно диалога с сообществами.


Источник: “https://vlast.kz/gorod/40436-nacionalnyj-park-kultury-i-otdyha.html”