Пересидент. Дмитрий Гудков о том, как «обнуление» должно заставить граждан объединиться перед лицом общей угрозы

Пересидент. Дмитрий Гудков о том, как «обнуление» должно заставить граждан объединиться перед лицом общей угрозы

После «триумфального одобрения» поправок в Конституцию ЦИКом изменилось только одно: в очередной раз, наступила прекрасная ясность. Никто ведь и раньше не сомневался, что Путин сам/живым не уйдет. Но теперь это сказано открытым текстом. И новая искренность шокирует общество, примерно, как открытое нараспашку зимой окно. Мы, конечно, знали, что там лютый мороз и снег в лицо, но одно дело знать, а другое — отшатнуться под их напором. Вот и сейчас мы отшатнулись. Под напором людей, уничтожающих наше будущее.

Об этом сообщает Преступная Россия

Путин стал не просто «пересидентом», а прямой и явной угрозой для граждан страны. В авторитарном государстве нет шанса на будущее для детей (в социальных лифтах катаются дети друзей и знакомых вождя), на свободу и безопасность (подкинут, обвинят и посадят ради очередной палки), на обычный стабильный доход. Авторитарное государство существует не для граждан, а для «начальства». А «начальство» очень быстро теряет связь с реальностью и влетает в космос. Оттуда не видно людей, поэтому, например, у нас больше нет амнистии.


Путин стал не просто «пересидентом», а прямой и явной угрозой для граждан страны


Итак: общество шокировано и не понимает, что дальше. Это и есть главный вопрос, которым мы задаёмся последние 20 лет. Теперь его же ставит и большая половина страны: очередные тотальные фальсификации не могут перекрыть простого факта: как ни прятали «обнуление», как ни рассказывали про «память предков», никакого большинства у Путина больше нет. Большинство против, но пока растерянно: что делать дальше? Будущее украдено (хотя какая кража, грабеж), и как его возвращать, никто не знает.

И тут нам пора вспомнить старый лозунг: или мы их сверху, или они нас снизу. В применении к нашей ситуации – или оппозиция объединит людей и, наконец, избавит страну от диктатуры, или каток репрессий переедет всех живых. Потому что митинги, расследования и призывы – это прекрасно, но постоянный внутренний раздрай и борьба за чистку рядов наносит делу колоссальный вред. Неслучайно «объединение оппозиции» давно стало поводом для шуток, а не политических прогнозов.

И все же: впереди у нас 2024 год. 4 года для того, чтобы перестать ругаться, делиться на правых и левых, правых и виноватых, таких и этаких. Перед лицом общей угрозы совсем не важно, кто там за рынок, а кто за «социализм с человеческим лицом». Если лидеры объединятся и призовут всех к единому действию… Если все общеизвестные имена, от Навального до Шлосберга, от Ройзмана до вашего покорного слуги смогут ударить один раз, слаженно, по общей цели…
Если.

С моей стороны было бы глупо ожидать, что такое произойдет добровольно, без требования общества, но есть подозрение, что общество устает от лидеров. Оно растёт, и ему уже, как мы видим, не нужен Путин, и скоро не понадобится и любой другой лидер, со статусом, послужным списком партий, званий и поражений. Не смогли? – Ну, извините. В 1916 году кадеты с эсерами тоже обсуждали свои принципиальные разногласия, а чуть позже легли в общую могилу.

Но если даже без могил: спросите тех молодых людей, кто сейчас выходит на акции протеста – нужны ли им вожаки? – Нет. Уже нет. Конечно, они читают, интересуются, но не нуждаются в том, чтобы кто-то звал и вел, выходят сами, без спросу. Беда в том, что у молодежи нет пока ресурса, подорвана их вера в лидеров. Потому что только объединившись, все вместе, мы способны добиться появления в стране другого президента.

Координация и поддержка друг друга на выборах, а также совместное планирование протестных акций, — только это может создать давление снизу, необходимое для раскола элит и дальнейшего мирного транзита к демократии.

А в том, что мы на это, наконец, способны, у меня сомнений нет.


Источник: “https://theins.ru/opinions/229777”