"Сергей Терещенко предлагал Алтынбеку Сарсенбаеву $20 млн за возвращение “во власть”...Если Нуртаю Абыкаеву это так нужно, так пусть лично сам и скажет"



     

Талдыкорганский судебный процесс по делу об убийстве Алтынбека Сарсенбайулы и его помощников продолжает изобиловать сенсационными заявлениями. 26 июля по просьбе адвокатов потерпевших был вызван сопредседатель партии “Настоящий Ак жол” Ораз Жандосов. На вопрос о встречах политического характера г-на Сарсенбайулы г-н Жандосов рассказал об одной из них. По его словам, в октябре-ноябре прошлого года, в разгар выборов Президента, г-н Сарсенбайулы встречался с заместителем председателя Ассамблеи народов Казахстана Сергеем Терещенко. Тот предложил оппозиционному политику: “Вы все равно выборы не выиграете, ты и Ораз возвращайтесь во власть”. И, по словам г-на Жандосова, предложил оппозиционеру $20 млн: “Алтынбек ответил ему, что мы занимаемся политикой не для того, чтобы деньги заработать. Если нужно было, мы бы и больше заработали”.

Во время президентской кампании произошла также встреча с Аскаром Рысбаевым, одним из начальников аналитического центра “Репутация”, человеком, приближенным к спикеру сената Нуртаю Абыкаеву. Он также, по словам г-на Жандосова, “советовал Алтынбеку не заниматься так активно поддержкой единого кандидата от оппозиции”. Выяснив, что эта рекомендация исходит от самого г-на Абыкаева, оппозиционер предложил: “Если ему это так нужно, так пусть лично сам и скажет”. По оценке сопредседателя “Настоящего Ак жола”, есть люди, на встречу с которыми г-н Сарсенбайулы категорически бы не поехал, хотя был убежден, что с теми людьми, которые могут влиять на политику и от которых что-нибудь зависит, необходимо встречаться. Однако г-ну Жандосову ничего неизвестно о том, что у его друга и соратника могла быть назначена какая-то важная встреча на воскресенье, 12 февраля, как это указывали в своих показаниях “арыстановцы”. Он утверждает, что в таком случае ему это было бы известно “на сто процентов”.

Вызванный на заседание суда помощник и охранник убитого политика Улан Жуманов сообщил, что в его обязанности входило и наблюдать за подозрительными машинами. Он записывал номера автомашин, которые, по его мнению, могли следить за политиком. Эти списки находились в бардачке автомобиля и пропали после 13 февраля. Также охранник рассказал о том, что в середине января, сопровождая г-на Сарсенбайулы, он заметил у его дома подозрительного человека: как теперь выяснилось, это был подсудимый Газиев.

На этой неделе в ходе процесса вновь всплыла тема “покаянного письма” Ержана Утембаева. Государственный обвинитель, которому суд поручил затребовать письмо г-на Утембаева Президенту, сообщил весьма странные вещи. На соответствующий запрос якобы получен ответ: “письмо засекречено самим Утембаевым, сейчас оно находится в Генеральной прокуратуре, и когда суду его предоставят, оно будет рассмотрено в закрытом режиме”. Каким образом письмо может быть засекречено обвиняемым по уголовному делу? Какие государственные тайны оно содержит, помимо всем известных мотивов “личной неприязни”? Что мешает озвучить их в обычном режиме открытого судебного процесса?

Между тем суд выяснял и состояние здоровья г-на Утембаева в момент ареста и написания письма главе государства. Сам он сообщил, что писал свои признания в следственном изоляторе в Астане. По оценке врачей, в это время его состояние было далеко от идеального. Адвокаты г-на Утембаева пытаются доказать, что после ареста и во время предварительных допросов соответствующее лечение он не получал, а значит, это влияло на его общее состояние и на ответы следователей. Как они утверждают, во время допроса при помощи полиграфа давление у подсудимого было близко к гипертоническому кризу.

Выяснилось также, что подсудимый Утембаев писал и Генеральному прокурору. Сейчас в деле фигурируют два документа - один датирован 22 апреля, второй - месяцем позже, причем написаны они разными почерками. В обоих письмах говорилось о том, что “утечка информации о ходе расследования, появляющаяся в СМИ, наносит ущерб следствию”, во втором дополнительно была отмечена некая “угроза балансу существующей системы”. В ходе заседания г-н Утембаев признал своим только первое письмо.

По традиции 26 июля перед началом судебного заседания родственники Алтынбека Сарсенбайулы недалеко от здания суда попытались провести акцию, посвященную памяти погибших. В этот раз они решили запустить в небо черные шары. Такие акции, как и минута молчания, проводятся 11 и 26 числа каждого месяца. Однако сотрудники полиции во главе с начальником ДВД Талдыкоргана прервали акцию, без всяких объяснений отобрав и проколов шары. По словам очевидцев, собравшимся все же удалось запустить в небо несколько шаров.

просмотров [1553]