Аскар Молдашев: "Мне только эта газета давала жить"

>

Отсидевший 4 месяца под стражей по обвинению в хранении наркотиков Аскар Молдашев сравнил тюремные порядки с геноцидом и считает, что необходимо срочно провести амнистию. Своей свободой, по его мнению, он во многом обязан информационной поддержке с воли.

Автор: Андрей АНДРЕЕВ


Сегодня, 1 марта, Аскар Молдашев, брат издателя закрытой Акордой газеты "Голос республики" был приговорен судьей Бостандыкского района Алматы к четырем годам лишения свободы условно.

Освободить Аскара должны были из-под стражи прямо в зале суда, однако после оглашения приговора конвоиры увели его назад в конвойное помещение. "Когда нам поступит указание нашего руководства из СИЗО, тогда мы его и отпустим", — пояснили конвоиры.

Бюрократические процедуры заняли примерно час, после чего Аскар Молдашев появился перед журналистами на пороге суда.



- Я себя виновным не признал, но как законопослушный гражданин, я обязан подчиниться решению суда, — сказал Аскар. — Возможно, мы будем обжаловать это решение, но сначала мне надо посоветоваться с адвокатом. В понедельник нам должны вручить приговор.

Побывав в тюрьме, Аскар вынес оттуда убеждение, что тюремную систему надо менять.

- Пользуясь случаем, я хотел бы попросить главу государства провести амнистию. В тюрьме столько молодых, амбициозных ребят, которые нуждаются в свободе! Последнюю неделю я сидел с писателями, с сыном академика Зиманова. Честно говоря, справедливости я там увидел больше, чем на воле. Конечно, я врагу не пожелаю того пережить, но что было, то было. Многие там сидят незаслуженно. К ним применяются методы, которые я испытал на себе. Это стало уже практикой. 80—90% сидящих там — молодые люди в возрасте 20—23 года. Отпетых негодяев я там не видел, — поделился своими наблюдениями Аскар.

По его словам, заключенные положительно относятся к "политическим". Руководство же СИЗО старается держать нейтралитет к таким заключенным. А сотрудники КНБ заходят в СИЗО, как к себе домой.

- В СИЗО меня уже ждали. Когда меня только привезли, заходит начальник и говорит: "Этого ко мне". Хотя я стоял к нему спиной. Меня к нему подняли, и он мне сказал: "Давай договоримся: я тебе жизнь не порчу, а ты мне". Если ты "контрольный" или "точкованный", тебя полностью ведут. Опер мне сразу сказал: у тебя 259-я статья, ты барыга, здесь за это сразу прессуют. Давай, мол, сотрудничать, будешь стучать на сокамерников. Я отказался. Приходил комитетчик Арман. Он мне говорил: давай, ты признаешь, что это твои наркотики и выходишь условно, иначе у тебя шансов нет. Они хотели представить дело так: я, мол, продавал наркотики, а деньги отдавал Данияру как директору, и на эти деньги содержалась газета. Говорили: "Скажи на камеру, мы брата твоего дернем, а ты выйдешь". Заключенные, наоборот, с уважением ко мне относились. Когда я стоял на "вокзале" (пункт сбора вновь прибывших либо убывающих заключенных - ред.), они ко мне подходили, жали руки, говорили: ты политический. Хорошо, мне адвокат принесла последние выпуски "Голоса Республики". Эти газеты потом по всей тюрьме ходили. Там была моя фотография. Они меня спрашивают: ты тот самый и есть? Я говорю: да. Они были готовы подписи собирать. Но я же не виноват, что газета вскоре перестала выходить (выпуск газеты "Голос Республики" был прекращен после 16-го ноября — ред.) Мне только эта газета давала жить. По несколько раз перечитывал.

По словам бывшего узника, антисанитария, избиения и убийства — «норма» тюремной жизни.

- Если они боятся огласки, они не бьют, хотя вообще это норма. Сейчас в санчать подняли человека, которого месяц били. "Кипчак" его кличка. Мы помогали ему ходить. У него на ноге мясо от кости отслаивается. Условия в тюрьме очень плохие. Крысы бегают. Для того чтобы не забегали в камеру, берут бутылку от "Кока-колы" и закрывают отверстие в "толчке", чтобы они оттуда не вылазили. Коррупция страшная. Выйти в душ — 500 тенге. Когда надо ехать на следственные действия, тебя будят в 6 утра. Выходишь из камеры и до половины двенадцатого ждешь на "вокзале". Это маленькое помещение, куда забивается народу до отказа. Стоят плотно друг к другу, многие курят. Страшно холодно. Летом бывали случаи, когда люди в автозаке умирали. Их запихали туда, и он потом стоял на территории тюрьмы. Несколько человек скончалось. Потом дело представляют так, что, мол, шел человек из камеры, ему стало плохо, и он умер, — быстро говорил Аскар.

Многие «прелести» тюремного быта ему довелось испытать на собственной шкуре.

- Я два месяца просидел в камере, где окна были заложены кирпичом. Не знал, когда день, а когда ночь. Меня подняли в санчасть только после того, как я сказал, что расскажу адвокату, и мы будем жаловаться. Обычно всем отказывают. Если у тебя, к примеру, болит зуб, тебе просто дают таблетку кетонала. На, мол, лечись и терпи. Это фашизм, реальный геноцид своего народа. Хотел бы сказать всем спасибо за то, что приезжали, поддерживали. Это придавало мне силы, — подытожил Аскар.

Закончив рассказ, узник, обретший свободу, заторопился домой к родителям, которым уже сообщили радостную новость (встречу Аскара с родителями вы можете посмотреть на видео). Увидев сына, мать расплакалась, крепко прижала сына и долго не отпускала. А отец Аскара и Данияпа, Онгар Молдашев, видно, еще не вполне отошел от шокового состояния от ареста сына.



- Как жить в этой стране, я не понимаю, — растерянно говорил он. — Для меня операция ерундой стала по сравнению с этим (пожилой мужчина недавно перенес тяжелую операцию). Аскар — он же даже не курит! Кто это сделал? Это враг народа, враг президента. Это страшные люди. Это страшно, это страшно...



...Напомним, что Аскар Молдашев был задержан 31 октября 2012 года, когда отводил ребенка в школу. Его обвиняют в хранении наркотиков в особо крупном размере с целью сбыта (ст.259, часть 3, пункт «в», УК РК). По этой статье можно получить от 10 до 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

Незадолго до ареста Аскар написал письмо в СМИ, в котором предупредил о давлении на него со стороны сотрудников Комитета национальной безопасности, требующих дать показания на брата и сотрудников редакции «Голос республики», и возможном аресте в связи с его отказом «стучать».

При задержании Аскара Молдашева, обысках в его квартире, квартире брата и родителей грубо были нарушены нормы закона. Своему адвокату Аскар рассказал об угрозах сотрудников КНБ в адрес его семьи, которые он получил уже после своего ареста.

Редакция «Голоса республики» не сомневается в том, что дело Аскара Молдашева политически мотивированно. Эта уверенность основывается на том, что на Данияра Молдашева уже оказывали беспрецедентное давление за его деятельность. Данияра дважды похищали - первый раз перед президентскими выборами в марте 2011 года и в марте 2012 года. Последнее похищение, мы можем это с уверенностью сказать, было совершено спецслужбами Казахстана.

Смотрите видеосюжет на YouTube.