Как премьер Кажегельдин родиной торговал

«Черное золото» Независимости. Год 1995

На снимке: первый вице-премьер Казахстана Виталий Метте и председатель совета директоров «Мобила» Лусио Ното подписывают соглашение о создании совместного предприятия «Тулпар-Мунай ЛТД».

Автор Ratel.kz Олег ЧЕРВИНСКИЙ изучил, как в Казахстане развивалась  добыча нефти за 25 лет независимости. Сегодня мы публикуем хронику событий 1995 года. Предыдущие материалы: 1991 год1992 год, 1993 год, 1994 год.

* Что делает российская труба?

* Денег нет, но вы держитесь!

* Вторая акула зашла в Казахстан

* Самолет для президента

* Премьер начинает большую распродажу

* Куда пропал карачаганакский конденсат?

* Нефть становится собственностью государства

Что делает российская труба?

Год прошел под знаком борьбы Казахстана за выход казахстанской  нефти на мировые рынки. Новому министру Нурлану БАЛГИМБАЕВУ приходится включать все свои связи в Москве, чтобы добиться увеличения квоты в российском нефтепроводе «Атырау - Самара», однако экспортных мощностей по-прежнему не хватает.

Через два года на встрече с журналистами глава государства Нурсултан НАЗАРБАЕВ скажет: «Давайте вспомним: в годы существования СССР наша страна производила 600 миллионов тонн нефти в год. Казахстанских было 20 миллионов, азербайджанских – 15 миллионов, все остальное давала Россия. Сегодня же эта страна ежегодно производит 300-350 миллионов. Меня интересует: что же в таком случае делает труба? Почему она используется не на полную мощность?».  

«Шеврон» в апреле вводит в строй на месторождении Тенгиз установку по демеркаптанизации нефти, рассчитывая тем самым выбить козыри из рук «Транснефти», ограничивающей экспорт именно по причине наличия в ней примесей, вызывающих коррозию трубы. Парадокс – построенная американцами установка, не имеющая аналогов в мире, была в свое время разработана во Всероссийском НИИ углеводородного сырья, и, возможно, так и осталась бы невостребованной, если бы не давление России на «Шеврон».

Денег нет, но вы держитесь!

Ограничивая квоту, Россия настойчиво предлагает «Шеврону» профинансировать строительство нового нефтепровода «Тенгиз - Новороссийск», предлагая за это 25% акций Каспийского трубопроводного консорциума. Американцы не соглашаются. Ведь у них тоже есть козырь в рукаве: без гарантий прокачки тенгизской нефти ни один банк в мире не выдаст кредит на строительство нового трубопровода. К тому же правительственным чиновникам деликатно, но настойчиво дают понять, что Джон ДОЙС, который также владеет пакетом в 25%, но не вкладывает ни деньги, ни нефть, в этом консорциуме явно лишний. И

если он хочет остаться партнером, то должен финансировать строительство на паритетных началах с «Шевроном».

Казахстанская квота в «Атырау - Самара» составляет 6 млн тонн, 3 миллиона из них Миннефтегаз передает «Тенгизшевройлу». Но этого мало! ТШО пытается искать альтернативу, отправляет нефть в цистернах по железной дороге. «Мы готовы торговать как угодно, хоть через Балтику», – в сердцах говорит в одном из интервью высокопоставленный представитель ТШО.

Вторая акула зашла в Казахстан

Несмотря на проблемы у первого крупного инвестора, акулы мирового нефтяного бизнеса приходят к мнению, что с Казахстаном можно иметь дело. И торопятся застолбить себе поляну на бескрайних казахстанских нефтяных полях. Следом за «Шевроном» в страну приходит еще одна крупная американская корпорация – «Мобил».

В апреле первый вице-премьер Виталий МЕТТЕ и председатель совета директоров «Мобила» Лусио НОТО подписывают в торжественной обстановке, с участием всего казахстанского политического бомонда, соглашение о создании совместного предприятия «Тулпар-Мунай ЛТД», в число акционеров которого с нашей стороны входят АО «Актюбинскнефть» и две разведочные холдинговые компании: «Тулпар» и «Поиск». СП будет искать нефть на блоке Тулпар, расположенном в Актюбинской и Западно-Казахстанской областях.

Одновременно «Мобил» начинает непубличные переговоры о вхождении в число акционеров СП «Тенгизшевройл».

Самолет для президента

А с интервалом буквально в несколько дней министр Нурлан Балгимбаев подписывает с президентом российской компании «ЛУКОЙЛ» Вагитом АЛЕКПЕРОВЫМ объемное соглашение о сотрудничестве в добыче, использовании и переработке углеводородов. Стороны договариваются создать совместное предприятие на Кумколе, провести совместную геологоразведку на Каспии, построить на базе Атырауского НПЗ совместное предприятие по производству моторных масел.

Также «ЛУКОЙЛ» обещает Казахстану решить проблему снабжения Шымкентского НПЗ сырьем (в обмен на участие в акционировании завода) и после ввода в эксплуатацию своих газовых месторождений в Узбекистане закрыть вопрос с газоснабжением Южного Казахстана.

И в качестве вишенки на торте «ЛУКОЙЛ» заявляет о готовности передать Казахстану долю участия в своем проекте строительства НПЗ «Южный» под Новороссийском.

ЯК-42 авиакомпании "ЛУКОЙЛ-авиа"

В российской прессе также появляются публикации о роскошном самолете представительского класса на базе ЯК-42, который Вагит Алекперов якобы подарил Нурсултану Назабаеву, однако гендиректор «ЛУКОЙЛ Казахстан» Нигмат ИМАМНИЯЗОВ опровергает это: «Самолет – это не подарок Назарбаеву. Заключен договор с Миннефтегазом Казахстана о продаже и передаче в лизинг этого самолета. Просто подарить его нельзя. Иначе это была бы банальная взятка. «ЛУКОЙЛ» пришел в Казахстан не с черного хода, а открыто, надолго и серьезно».

Премьер начинает большую распродажу

В стране набирает силу процесс приватизации. Казахстанцы выбирают себе из множества один приватизационный инвестиционный фонд, который сделает их миллионерами, территориальные комитеты по госимуществу избавляются от автобаз, детских садов и мелких промышленных производств. Однако в воздухе уже пахнет «большой игрой».

8 июня в новеньком роскошном алматинском отеле «Рахат палас», построенном, кстати, на кредитные деньги под государственные гарантии, премьер Акежан КАЖЕГЕЛЬДИН встречается с руководителями 14 крупнейших нефтяных корпораций мира и объявляет им о том, что государство намерено продать в частные руки крупнейшие добывающие компании страны: «Южнефтегаз», «Актюбинскнефть» и перерабатывающий завод «Шымкентнефтеоргсинтез».

«Сегодня нам предстоит попытаться продать вам право пользования этими объектами. До сих пор нам удавалось продать все, что мы хотели», – шутит премьер, и его слова моментально попадают на ленты информагентств.

Позже госкомимущества добавляет, что в плане приватизации стоят также Павлодарский НПЗ, «Каражанбасмунай» и «Тенгизмунайгаз».

Входным билетом для потенциального покупателя является 1 млн долларов подписного бонуса в республиканский бюджет, все остальные условия будут обсуждаться индивидуально.

Куда пропал карачаганакский конденсат?

Продолжаются переговоры по инвестиционному проекту на Карачаганаке. Правительство Казахстана, «Аджип», «БиДжи», «Газпром» и ГХК «Казахгаз» подписывают, после многолетних переговоров, соглашение о принципах раздела добычи на месторождении.

Оно предусматривает немедленное инвестирование 320 млн долларов и промежуточный период от 2 до 4 лет, в течение которого будет согласовано Окончательное соглашение о разделе продукции.

Эксклюзивные права на продажу добытого на Карачаганаке газового конденсата Казахстан делегирует неизвестной прежде на рынке компании «Ваеко юроп».

Отгрузив в течение двух лет сырья на сумму около 74 млн долларов, акционеры так и не дождутся денег за него.

Нефть становится собственностью государства

Завершается работа над новым законодательством о нефти.

Так как Верховный совет страны распущен, издается указ президента, имеющий силу закона, «О нефти». Нефть, находящаяся в недрах, объявляется собственностью государства, а после извлечения на поверхность её принадлежность определяется правовыми актами, заключаемыми между правительством РК и недропользователем.

Закон вводит лицензионно-контрактную систему недропользования и разрешает несколько видов контрактов: концессионный, основанный на оплате налогов и роялти, в форме соглашения о разделе продукции, а также сервисный контракты.

Все финансовые риски при проведении геологоразведки возлагаются на инвестора. Так, при необнаружении средства, потраченные на разведку, инвестору не возмещаются. В то же время закон устанавливает обязательства государства по контрактам и юридически закрепляет гарантии для инвесторов, что позволит больше не утверждать соглашения о недропользовании указами президента, как это было в случае с ТШО.

Принятием закона Казахстан широко распахнул двери для инвесторов со всего мира.

Неважно, какого цвета кошка, лишь бы она ловила мышей.