Амиржан Косанов: «Мой ответ Аблязову»

"1499664052"Видит Бог, как человеку, который еще, будучи председателем исполкома оппозиционной партии РНПК, поддерживал как ДВК образца 2001 года, так и их тогдашних лидеров Аблязова и Жакиянова, организовывал пикеты в их защиту, самое последнее, что я хотел бы делать — это вступать в полемику с ним: он сам переживает непростые времена и вынужден жить вне Родины.

Но он публично обвиняет меня и я, по всей видимости, должен ответить.

Вот его слова:

«Власти страны решили организовать новое движение, в котором роль лидера будет исполнять Амиржан Косанов. Его соратниками будут малоизвестный в стране Серик Медетбеков — представитель Акежана Кажегельдина и "лучшая" продавщица газеты — Гульжан Ергалиева. Предполагается, что это движение, сконструированное спецслужбами, будет иметь популярное в казахской истории название "Алаш"».

Разделю свой ответ на три части.

Первая. Я никогда не был участником властных политических проектов. То, что я все эти годы говорю, пишу и делаю – все это мой осознанный выбор. Этот ответ – тоже.

Вторая. Несмотря на уголовное и иные преследования, угрозы и грязные провокаций не уехал за рубеж (хотя в свое время послы ведущих западных стран гарантировали мне политическое убежище) и живу отнюдь не вакууме: общаюсь с очень разными людьми, есть среди них не только, кто поддерживает меня, как многолетнего критика власти, но и сторонники власти, и даже представители власти (все же я сам когда-то работал в правительстве и у меня остались живые контакты).

Замечу, что, несмотря на общий негативный тренд по ужесточению режима, в обществе и власти становится все больше людей, искренне желающих стране перемен. В своих разговорах с представителями власти я открыто говорю не только о необходимости демократических преобразований, но и (в обязательном порядке!) о преследованиях оппозиции и необходимости прекращения таких репрессий (в том числе и в отношении Аблязова и граждан, которые поверили в его оппозиционные заявления: каждый имеет право на критику).

В этих разговорах обсуждаются разные пути развития общества, власти, оппозиции, негосударственного сектора, в том числе и через создание новых независимых СМИ, общественных объединений: общество не может согласиться с тем, что политическое инакомыслие внутри страны организационно уничтожено, есть соответствующий запрос на создание нового демократического движения или отдельных организаций.

В этом смысле актуализация идеи «Алаш» тоже рассматривается в обществе, как одна из возможностей объединения демократически настроенных граждан: многие люди выступают с такой инициативой и я с ними согласен. Я, как и другие, участвовал в обсуждении этих вопросов, причем с участием большого числа представителей общественности (так что это не может быть большим секретом, и, возможно, кое-кто из участников этих открытых обсуждений и поделился с Аблязовым этой новостью).

Но, насколько мне известно, власти отказались регистрировать такое объединение.

Я отнюдь не скрываю своего желания активно участвовать в общественно-политической жизни страны (я и в своих статьях пишу об этом), включая и возможное участие в конкретных организациях и проектах. Не все в стране финансируется Акордой и Аблязовым, есть в стране неравнодушные люди, которые реально хотят перемен и доверяют мне, как гражданину и политику. Считаю, что своей биографией я заслужил такое отношение.

Третья часть – персонифицирована. В своем посте Аблязов достаточно критически отзывается о моих многолетних соратниках по оппозиции, навешивая ярлыки. С Медетбековым и Ергалиевой я прошел через серьезные испытания и дорожу их отношением ко мне: они сделали (и делают!) очень многое для оппозиции Казахстана.

Конечно, каждый должен отвечать за себя и за свои слова. В том числе и Аблязов, давая такие нелестные характеристики. И очень жаль, что такими мелочными выпадами Аблязов сужает объединительный потенциал своего политического проекта.

И последнее.

Я нахожусь в оппозиции уже 19 лет. И за эти годы никогда не критиковал тех, кто открыто выступал с критикой власти (хотя причин и поводов для этого было предостаточно). Исключение составил в свое время Туякбай, но я тогда был вынужден реагировать (и политически, и эмоционально) на недопущение меня на съезд ОСДП, где я был на тот момент первым заместителем председателя. Думаю, что общественность с пониманием отнеслась к моей тогдашней живой реакции.

Но для меня всегда был важен принцип единства и поддержки любого, кто встал на нелегкий путь оппонирования власти. Скажу больше: выпустив такого состоятельного и осведомленного в тайнах акординского двора джинна, как Аблязов, из бутылки, власть получила очередную головную боль. К тому же, эта власть, реально заслуживает такой жесткой критики и, будучи в свое время интегрированным в эту самую власть, экс-глава БТА банка знает много чего интересного из жизни наших бастыков. И этот его потенциал важен для развенчивания существующего в стране режима.

Я защищал Аблязова и Жакиянова в годы их жестоких преследований, когда многие от них отвернулись. Для меня был важен сам принцип такой поддержки, хотя они, будучи в руководстве ДВК отказались меня и некоторых моих соратников по РНПК включить в состав создаваемого тогда руководства ДВК (несмотря на требование участников собрания). Они не выступали в мою защиту, когда меня судили в уголовном суде. Видимо, они не всегда отделяли личное от общественного. Но зла я на них не держу.

Точно так же я намерен поддерживать любого казахстанца, который осмелится критиковать власть.

Возможно, причина таких обвинений Аблязова в мой адрес кроется в том, что я не выступил с однозначной поддержкой создания нового ДВК во главе с Аблязовым и высказал пожелание, что для этого он должен публично ответить на все страшные обвинения, выдвинутые против него во время последнего суда. Или он думает, что все, кто против власти, должны быть только рядом с ним (кто не с Аблязовым – тот не оппозиционер и куплен Акордой?!) и что, только он достоин быть премьер-министром? Считаю, что в стране очень много достойных людей, которые дадут фору нам всем – и мне, и Аблязову, есть они и в рядах оппозиции, есть и во власти, к тому же растет новое, не обремененное грузом прошлого, молодое эффективное поколение управленцев.

Но так не бывает: оппозиция – живой и многоголосый организм, где есть место нам всем: и тем, кто вне страны и тем, кто остался здесь и имеет свое, несогласованное ни с властью, и ни с олигархами, ни с Аблязовым мнение о происходящих в стране событиях.

И мой совет Мухтару: не нужно свой пыл и напор направлять против нас, представителей оппозиции: честное слово, нас есть кому бить и дискредитировать и кроме тебя.

PS. К потенциальным моим критикам, которые будут писать, что я критикую Аблязова по заданию Акорды: не я начинал такой разговор, Аблязов публично заявил – я так же публично отвечаю. Если бы он не заявлял – я бы не стал отвечать".

Амиржан Косанов, политолог